Connect
«Мы же смотрели все сезоны игры по телевизору, эти люди были кумирами, — вспоминает Анна. — Сначала Друзь обнял меня за талию, но в какой-то момент его рука поднялась выше и оказалась в районе груди. И он пошутил что-то пошлое — не могу даже вспомнить, что именно, но осадок остался мерзкий. Я больше никогда с таким не сталкивалась — ни до, ни после. Это было неприятное открытие».
Александр Друзь: «Я справа от него, девочка Маша слева. Его руки у нас четко на ягодицах, — вспоминает Маяковская. — Доказательств у меня нет, но есть воспоминания в копилку. Мы встали — и сначала он нас обнял нормально, за талию, а потом, когда фотограф начал обратный отсчет, спустил руку, прижал посильнее — и отпустил. И сразу же ушел. Мы с Машей переглядываемся — и я понимаю, что с ее стороны то же самое случилось».
Александр Друзь: «Когда этикой заведует человек, который ей, как всем известно чужд, это вызывает довольно иронические реакции, Друзь действительно мог положить руку туда, куда ее класть не надо. Он просто любил хапать то, что ему не принадлежит».